• "В местных советах нужно работать". Фото: М.Зайцева

Игорь Райнин: "Вопрос в том, хотят ли демократические силы победить Кернеса"

Facebook Facebook Facebook
Во второй части эксклюзивного интервью NR глава ХОГА рассказал об отношениях с мэром Харькова, мобилизации и коллегах по демократическому лагерю

Начало Игорь Райнин: "Раньше ГАИ ругали за взятки, а теперь патрульных за честность"

- Давайте поговорим о политике. Только ленивый не писал о том, что БПП "слил" Харьков "Видродженню" во главе с Кернесом. Как можете прокомментировать эти слухи?

- Это глупости. Сама система избирательного законодательства не предполагала конкуренцию с представителями других партий. Если бы сказали, что мы действуем в сговоре с "Батькивщиной", я бы это еще понял, у нас одна электоральная группа, а с "Видродженням" - совсем разные. Это, не побоюсь такого слова, непорядочная технология одной из демократических (как они себя позиционируют) сил, которая в Харькове существует за деньги человека, развитие бизнеса которого пришлось на 2010-2014 годы.

Договорняк? Это нонсенс

И я не совсем понимаю, когда говорят о каком-то договорняке. В чем он? В том, что мы проголосовали за областной бюджет? Я бы посмотрел, что бы мы делали без него во время стихии. В том, что по 38 вопросам из 40 фракция "Самопомощи" также голосует вместе с "Видродженням"? Вот пример: вы в левой партии, я в правой. Мы оба хотим, чтобы в области были нормальные дороги – и голосуем за это. Все – договорняк! Это нонсенс. В местных советах нужно работать. Когда мне пояснят, в чем договорняк, я, возможно, смогу как-то это комментировать…

- Выставление откровенно непроходного Давтяна – не признак договорняка?

- Давтян – руководитель городской партийной организации "Солидарности". Кому, как не ему, было баллотироваться?

- Но ведь было ясно, что Геннадия Адольфовича он не одолеет.

- Чтобы одолеть Геннадия Адольфовича, нужно было объединяться всем демократическим силам. И я это предлагал. Чем это закончилось? Ничем. Кандидаты начали приводить свои общественные организации, устраивать шоу. Я говорил, что нам нужно устроить общественный диалог и выбрать рейтингового кандидата. Речь не шла о человеке из "БПП".

- А вы кого видели в этой роли?

- Я не могу назвать фамилию, но я был бы очень компромиссен и готов был уступать. И Давтян тоже. Но мое предложение не нашло поддержки. Некоторые политический силы сказали: "Нам нельзя, нам из Киева дали указание, чтобы был свой кандидат". Хорошо, но кто от этого выиграет?

Это мы говорим о том, что нужно было сделать, чтобы победить Кернеса. Но его выбрали харьковчане. Да, вы можете не разделять эту позицию, я могу ее не разделять, но я не понимаю, когда кто-то говорит: "Мне не нравится этот выбор, поэтому я его не приемлю". Раз харьковчане так проголосовали, значит, мы, демократические силы, делаем что-то не так.

Я предлагал выдвинуть единого кандидата. Не услышали

В феврале 2015 года я сразу после прибытия в Харьков собрал общественников и сказал, что мы должны быть вместе. Уговаривал. Тратил время. Показывал социологию, согласно которой 92% людей плохо воспринимали то большое количество акций, которые проходили в городе в то время. Не услышали.

Если демократические силы хотят победить Кернеса, нужно делать выводы. Вопрос в том, хотят ли они этого. Если бы хотели, согласились на единого кандидата. Говорят, что Райнин с Кернесом? Да, снег вместе убирали, техникой менялись. Но не мы были помощниками регионалов и проводили с ними праздники. Не мы развивали свой бизнес с 2010 по 2014 год и не мы по банкетам в горсовете ходим.

- Харьков видел две схемы взаимоотношений между мэром и губернатором: война (Аваков и Добкин) или же единство (Кернес и Добкин). Какой из них вам ближе? Как вообще вам работается с мэром Кернесом?

- У нас третий случай. В хозяйственных вопросах мы взаимодействуем, в политических – нет. Эти слухи запускаются, чтобы внести раздор в демократический лагерь. Мы не являемся близкими друзьями, но и не состоим в условиях войны.

- Встречаетесь часто?

- Это нерегулярные встречи. Мы общаемся и дистанционно. Последний раз встречались во время снегопада, обсуждали координацию сил.

Будем метро вместе строить. Будем в сфере ЖКХ добиваться, чтобы не было веерных отключений. И в случае ЧП будем работать вместе.

Я сразу заявил, что Харьков – это часть области в политическом контексте. У главы ОГА есть нужные рычаги, чтобы влиять на те или иные процессы. И с признанием России агрессором нас услышали, и площадь Героев Небесной сотни в городе появилась.

Да, я далек от мысли, что жителям Харьковской области комфортно жить, как в Европе. Но все познается в сравнении. Можно ли сравнить ситуацию у нас с ситуацией в Донецкой и Луганской областях? Конечно, нет. Кроме того, сейчас не время тешить собственные амбиции. В 20 км от границы Харьковской области с Россией строится российская военная база, в первом квартале они закончат подготовительные работы. Играться сейчас не время…

- Раз уж речь зашла об обороне. Программу территориальной обороны принимали в 2014 году – со скрипом, скандалами, ее тогда буквально продавливали. Но на сегодня даже не освоена выделенная под нее сумма.

- Изменилась ситуация. В программе терробороны есть пункты, в которых потом отпала необходимость. Мы ведь действуем ситуативно. Скоро будем разрабатывать и выносить, наверное, на следующую сессию, программу на 2016-17 годы. Деньги никуда не пропали, они были переброшены на другие статьи. Более того: мы в этих вопросах очень экономны. Вот справка об остатках на счетах на начало года. Мы сэкономили 402 миллиона, мы начали год с деньгами. И это очень хорошо, что область не живет в долг. И это, кстати, впервые.

- А как проходит реализация громко заявленного проекта "Стена"?

- Сейчас он носит название "Европейский вал", общая смета снижена с восьми миллиардов до четырех. Реализовывает его Кабмин совместно с Государственной пограничной службой. Мы все свои подготовительные работы, связанные с юридическими моментами, выполнили. Ведь всю землю вдоль границы в свое время продали до сантиметра! По закону, нельзя распаевывать земли, которые находятся на расстоянии 50 метров и ближе от границы. Конечно, можно было просто забрать у нынешних хозяев участки, находящиеся в 50-метровой приграничной зоне. Де-юре это было бы правильно. Но мы понимаем: люди не виноваты в том, что те, кто выдавал им эту землю, нарушили закон, поэтому мы предложили им взамен другие участки.

Строительство "Европейского вала" идет, более того: из трех областей – Черниговской, Сумской и Харьковской – у нас самая большая активность.

- Сейчас все чаще говорят о седьмой волне мобилизации. Стоит ли снова ждать отловов на улицах? В прошлый раз военные продолжили их практиковать даже после вашего запрета.

- Не факт, что будет седьмая волна. Так или иначе, я считаю, что нужно разделять некоторые понятия. Конституционная обязанность каждого мужчины – защищать свою страну. А то у нас некоторые гимн любят петь, но вот о строчках "…душу й тіло ми положим за нашу свободу…" почему-то забывают. Почему же нет очередей в военкомат?

Что касается отловов. Мы это будем пресекать. В прошлый раз была критика, что мы превышаем свои полномочия, потому что военкоматы нам не подчинены. Ну, значит, будем превышать. Но речь идет о том, что первая повестка должна вручаться по месту жительства, работы или учебы. Точка. Не на улице. А вот если повестка вручена, а человек не является в военкомат – он будет подан в розыск, найден и приведен в военкомат.

Все любят петь гимн, а очередей в военкоматы нет

С призывом у нас вообще нет никаких проблем, молодые люди готовы идти служить и защищать Украину. С мобилизацией – проблемы есть. Но я бы не обижал бы харьковчан: в феврале 2014 года наша область была на последнем месте по итогам четвертой волны, по результатам шестой мы поднялись на 17-е место.

- Говоря о патриотизме. Весной 2014 года в Харькове пытались воплотить сценарий "русской весны", но сделать этого не удалось. Как вы считаете, изменился ли уровень патриотизма у людей?

- Я верю, что жители нашей области становятся более патриотичными, более ответственными за судьбу государства. Но, как я уже говорил, демократическим силам региона нужно объединяться и показывать пример единения. Это и есть патриотизм.

Да, лобовая атака нашим оппонентам не удалась. Они пошли другим путем, начали подрывную деятельность, в том числе – через политиков. Снова будут поднимать тему государственного языка. Помните, с чего начиналось все в Донецкой и Луганской областях? Мы как общество должны это пресекать.

- Вас нередко упрекают в закрытости. Мол, Добкин на велосипеде катался, Балута хлеб в Славянск ездил раздавать, а вас можно исключительно на протокольных мероприятиях увидеть.

- Вам нужно, чтобы я работал или на велосипеде катался? (Смеется). Просто делать свою работу можно без прессы. Но дело в том, что в сутках 24 часа. Если я буду пиариться, то стану меньше делать чего-то другого. Я бы не говорил о закрытости. Все вице-губернаторы проводят приемы, мы очень много времени уделяем общению с гражданами.

Давайте я еще шлем "Беркута" надену

Да, я не занимаюсь пиаром, не посвящаю никого в свою личную жизнь. Но вы там ничего интересного и не найдете: у меня одна жена и один ребенок. Никакого отношения к политике они не имеют.

А кататься на велосипеде… Ну, давайте я еще шлем "Беркута" надену…

- Главное – не футболку…

- (Смеется) Нет, спасибо. К слову, я нахожусь на втором месте среди губернаторов Украины по присутствию в СМИ. На первом месте Михаил Саакашвили.

- Здесь сложно конкурировать.

- Да. Поэтому говорить о закрытости нет никаких оснований.

- А на Facebook не думаете зарегистрироваться?

- У меня есть помощники, которые передают мне необходимую информацию. Например, люди писали, что в одном из сел Дергачевского района не чищена дорога – это сигнал. Мы на такое реагируем, в этом плане Facebook воспринимаю очень позитивно.

Что касается своей страницы, у меня не получится лично вести ее. Поручать кому-то ее вести – это будет не очень честно. Когда смогу лично это делать – тогда да. В плане информативности соцсети очень полезны, правда, хромает достоверность.