NR

"На самом деле мы ничего не знаем про город", - архитектор Олег Дроздов

Авторы проекта предложили реконструировать более 430 гектаров промышленных зон, которые расположены у берегов рек
Олег Дроздов. Фото: drozdov-partners.cоm
0

Два месяца назад архитектурное бюро Drozdov&Partners опубликовало проект создания в Харькове "Green corridor" ("Зеленого коридора") - 58-километровой непрерывной набережной. Авторы предложили реконструировать более 430 гектаров промышленных зон, которые расположены у берегов рек, создать у воды 20 парков и зеленых зон, улучшить систему мостов, а также связать набережную и сад Шевченко. О перспективах проекта мы пообщались с известным украинским архитектором, основателем Drozdov&Partners Олегом Дроздовым.  

Как пришла идея создания "Зеленого коридора"?

Наше поколение живет в эпоху развивающегося автомобильного общества, а эта дорога ведет в ад. Через определенное время и, возможно, через определенные сложности мы должны прийти к этой мысли. Очевидно, подобная проблема лежит на поверхности, как и то, что изменить ресурс города и качество жизни можно довольно простым способом. Это не решение всех проблем, но какой-то важной их части — однозначно. Вообще, нельзя представить себе качественный современный город без такой инфраструктуры.

В нашем городе "Зеленый коридор" должен стать местом для пеших и вело прогулок, утренних и вечерних пробежек, что необходимо для современного образа жизни. Также очень важно, что коридор должен выводить горожан за пределы города, тем самым продолжая парковую зону, но уже в совершенно ином контексте.

Есть ли срок его реализации? По вашему мнению, насколько вообще вероятно, что он будет успешно реализован?

С одной стороны, нужно торопиться, а с другой — до начала реализации должно пройти немало исследований. Прежде всего, подобные зеленые коридоры являются частью городской экосистемы. Это значит, что русла ручьев и небольших рек, которые пополняют главные реки города, требуют изучения и расчистки, а это серьезная работа биологов, экологов и т.д.

Реки являются аккумулирующим пространством для множества растений и животных. Нужно понимать, что подобная трансформация прибрежных территорий приведет в эти места большое количество людей. Поэтому очень важно взглянуть на все, как на единую экосистему, и дать возможность мирному сосуществованию человека с животным и растительным миром. Например, есть явно заброшенные участки, где практически не ступала нога человека, а это значит, что в этом месте природа восстанавливается, обнаружив для себя некое место для укрытия. С такими участками нужно работать очень аккуратно, ответив себе на вопросы: какие берегоукрепительные работы необходимо провести, какими будут пешеходные пути, и в каком виде инфраструктура не помешает сложившемуся состоянию экосистемы.

drozdov3.jpg

Нужно пересмотреть очень многое, в том числе, необходимы правовые документы, уточняющие регламент пользования всего, что войдет в "Зеленый коридор". В этом случае не обойтись без законодательной власти, которая должна перевести в форму городских законов и правил застройки все концептуальные проработки и исследования.

Можно совершенно точно сказать, что это должны быть не просто дорожки вдоль реки, а программа надолго, в которой виден горизонт и конечные цели.

На сколько может затянуться реализация?

Проект может развиваться постепенно, а не одним махом. Важно привлечь внимание, чтобы горожане начали привыкать к мысли о том, что это общая городская среда. На первом этапе можно обойтись грунтовыми дорожками для прогулок, уборкой мусора, созданием пешеходных переходов через реку в тех местах, где их не хватает. Параллельно необходимо вести переговоры с промышленными объектами, фасады которых выходят на берег, чтобы решить, как оформить границы между Зеленым коридором и соседними землепользованиями.

Такой проект может оказаться неподъемным для города с финансовой точки зрения. Есть ли в нем место для инвесторов и в чем может быть их заинтересованность?

Если город все-таки повернется лицом к нашим рекам, то появится большая возможность развивать "Зеленый коридор" в коммерческом отношении. Здесь могут возникнуть новые культурные институции, жилье средней этажности, кафе, магазины и т.д. В этом и может заключаться интерес инвесторов.

drozdov2.png

В вашем исследованиии говорится о том, что на прибрежных территориях находится довольно много промышленных объектов. Как быть с этим?

На самом деле, в этом нет большой проблемы. Мы исследовали практически всю прибрежную территорию и можем сказать, что случаи, когда фасады зданий выходят прямо к границе реки — исключительны. В таких случаях регламентом учитывается землеотвод, который идет по краю, и может включаться в развитие тротуаров и т.п.

Какая в этом роль горожан? В какой степени и на каких этапах этот проект должен быть публичным?

По-настоящему устойчивый проект, имеющий долгую и счастливую жизнь, устойчив потому, что все созданное в нем отвечает всем запросам и ожиданиям. Достичь этого можно только совместной работой, где горожане играют далеко не последнюю роль. Это может быть как серьезная дискуссия, так и непосредственное участие в проекте самих горожан. Жители города могут стать настоящими собственниками, соучастниками такого масштабного процесса.  

Допустим, проект принят и реализован. Город очень изменился. А вы стали для харьковчан, "тем самым человеком, который это придумал". Как относитесь к такой перспективе?

Во-первых, как оказалось, параллельно с нами над аналогичным проектом, который заслуживает внимания, трудятся ребята из организации “Другой путь”. Мы заинтересованы в том, чтобы объединить наши усилия. Во-вторых, очевидно, что подобные идеи лежат у нас под ногами. Тот, кто создал отвесную и каменную "невскую" набережную в Харькове, точно об этом думали. Существуют разные интерпретации подобных коридоров. Мы не первые и не единственные.

drozdov4.jpg

Есть ли в мире подобные проекты и как проходила их реализация?

Во всем цивилизованном мире — реки являются частью инфраструктуры. Думаю, легче сказать, где такой невероятный ресурс не используется. К сожалению, сложилось так, что в Харькове — это сточная яма, которой она была всегда. Потому что со времен первых промышленных революций в Европе, река была частью транспортной инфраструктуры. В том числе, это было обусловлено относительно низкой затратностью речного транспорта, большей эффективностью и экологичностью. В европейских городах повсеместно речные фронты артикулированные, законченные и имеют историческую ценность, поскольку река являлась главным, пусть и индустриальным, но проспектом. Наши реки подобной торговой роли практически не выполняли.

Сейчас в городе реализуются более масштабные проекты, чем 10 лет назад. Что принципиально изменилось за это время?

Судя по тому, что видно невооруженным взглядом, появились очень серьезные финансовые ресурсы. Мне кажется, что часть этих ресурсов очень важно использовать для понимания того, что и как необходимо делать. На самом деле мы ничего не знаем про город, не можем сформулировать как он развивается, какие ценности декларирует, как их достигает, какими средствами город хочет обрести то самое лучшее будущее. На данный момент у нас происходит текущий "ямочный ремонт", а мне кажется, что серьезные амбициозные задачи невозможно реализовать без долгосрочного планирования и более серьезных целей.

 

Все фото: drozdov-partners.cоm

Павел Федосенко