• Кислородные концентраторы. Фото: Харьковская облгосадминистрация

Ковидный ад, или История лечения на кислородной поддержке

Facebook Facebook Facebook

Прочел вчера пост члена Госпитальной рады при Харьковской ОГА и просто замечательного врача Олена Гармаш о закупке концентраторов и выпал в осадок. Как же несложно монетизировать нас — болеющих, ищущих кислород, собирающих на лекарства в ФБ, хоронящих родственников, какая же мы простая добыча.

В принципе, Елена так доходчиво описала все в своем тексте (по ссылке. — Ред.), что переписывать его нет смысла — простая и стройная конструкция пиздеца очевидна. Но у меня есть своя личная история лечения ковида дома на кислородной поддержке. И она нихера не натягивается на те благородные перспективы, которые рисуют нам господа из ОГА.

Итак, вводные. По инициативе МОЗа облгосадминистрация закупает партию кислородных концентраторов, чтобы раздавать их ковидным пациентам на дому. Решение позиционируют как большой управленческий успех, чиновники отчитываются, насколько теперь будут разгружены опорные больницы. Голоса разума тонут в саркастических комментах, что мол волонтеры кричали о нехватке мобильного кислорода — вот, кушайте, не обляпайтесь, полторы тысячи концентраторов для тех, кто не умеет и не сумеет ими воспользоваться.

А почему это на самом деле не выход? А потому что концентратор — это не только прижал маску к побритой морде, ткнул на кнопку и литраж выставил. Это еще и комплекс сопутствующих факторов, без которых концентратор — просто бесполезная и бессмысленная коробка со шлангом.

Вопрос номер раз — это грамотный семейный врач, который будет на связи круглосуточно. А мы на сегодня имеем институт семейников, которые со старта лупят антибиотик безо всяких анализов и на связи бывают только по городскому телефону с 10 до 16 в будни.

Вопрос номер два — это срочные, дорогие и частые анализы на дому (да, на дому, а не вы повезли в транспорте ковидную бабушку в очередь в лабораторию). А у нас семейник говорит сходите (!) сделайте клинику крови и КТ, а лучше не делайте, а следите за одышкой и температуру меряйте, зачем вам тот d-димер, реактивный белок и прокальцитонин, это лаборатории только на вас наживаются.

Вопрос номер три — это медсестра, которая сможет регулярно ходить к вам делать уколы, а если это тяжелый больной — то и в целом обихаживать его; работу у родственников никто не отменял. А у нас договариваются с соседкой медсестричкой тетяКатей, чтобы колола за полтос по вечерам после работы, или неумело тычут шприцом, пытаясь разглядеть через плечо собственную задницу.

И конечно вопрос номер четыре — это деньги, потому что лечение на дому встает существенно дороже (да, в больнице вас обеспечат большинством лекарств и бесплатных анализов), а базовый пакет анализов, который вам придется делать не раз, стоит около полутора тысяч, один вызов медсестры на забор анализов — восемьсот, ну и лекарства считайте сами, только калькулятор не сломайте, потому что один только ежедневный укол почти всегда обязательного клексана будет выходить минимум в 160 гривен.

Я лечил отца дома на кислородной поддержке, и у нас все оказалось хорошо. Но не потому, что у нас был концентратор, а потому что к нему у нас были соблюдены абсолютно все перечисленные условия. И по факту я скажу, что для среднестатистического гражданина это почти неисполнимый пакет. В деталях? Вуаля.

Не знаю как сейчас, но достать концентратор в Харькове два месяца назад было маловыполнимой задачей. Мне пришлось задействовать весь свой контакт-лист, накопленный за время работы в медиа, и добрые человеческие отношения с сильными мира сего. Спасибо им большое человеческое.

Семейник, с которым у отца была заключена декларация, ни разу не позвонил ему, хотя знал, что накануне мать уехала с подтвержденным ПЦРом в чернобыльскую (матери он тоже ни разу не позвонил, после того как в первый день прописал антибиотик). Отца в онлайне консультировал один из лучших врачей Украины, и хотя я поймал его за грудки на трапе самолета, улетающего в теплые края, он не отказал мне и был в онлайне реально круглые сутки. Он и автор вышеуказанного поста, всколыхнувшего меня (и им спасибо огромное), оказывали мне онлайн-поддержку бесперебойно: смотрели анализы, регулировали литраж, переназначали лекарства и следили за сахаром. Кстати да, простенький глюкометр как минимум за тысячу вам обязательно понадобится (мне же правда не нужно говорить о тонометре и пульсоксиметре на втором году пандемии?). Сможет ли каждый семейник дать столь квалифицированную и — главное — оперативную поддержку? Не уверен.

Я обеспечил отцу все необходимые лекарства, все многократные анализы на дому, полный ресторанный пансион (мать же пробыла в больнице все это время, а еще и варить борщи нас бы просто не хватило), консультации врачей, уход с двухразовыми в день визитами (благо, живем по соседству и я как фрилансер мог позволить себе), и самое важное — я понимал, что в случае необходимости смогу найти на отца любой ресурс, от любого лекарства до любого врача, да и он сам, с неплохой пенсией, не стоял перед мраком безысходности, когда выбираешь: купить хлеб или купить дорогущий, назначенный семейником, но абсолютно пустой антибиотик. Сможет среднестатистическая семья (или нидайбоже одинокий человек) обеспечить себе такой пакет и быть в состоянии обеспечить больший? Не уверен.

Я видел слезы на глазах человека, которому отдавали упаковку гормона медрола стоимостью около трехста гривен. Не уверен, братцы, не уверен.

А без всего этого концентратор превращается не просто в бесполезную коробку со шлангом, а в очень опасную коробку с эффектом плацебо — когда пациент, уверенный что поймал бога за бороду и подогреваемый мракобесными рекомендациями районного терапевта, при наличии концентратора дома улетает на сатурацию в 70 и очень удивляется, что прогнозы крайне неутешительны.

А теперь берем листок бумаги и считаем. Отминусованные домой пациенты — это экономия на лекарствах и анализах. Это экономия на пресловутых надбавках в 300% (какие надбавки, уважаемый терапевт, вы ж не контактировали, увольте-с). А еще это закупочная оптовая цена на концентратор в 37 тысяч гривен в тендере при розничной на рынке в 30 тысяч. И не надо мне петь песен про "не может государство покупать на Olx!", я манал эти песни. Волонтеры, когда им придавливает, могут, а государство может только по максималочке, знаем, плавали, мыши из госрезерва имеют отменный аппетит.

Так вот: только на одной партии в полторы тысячи концентраторов разница с общедоступной ценой составляет 10,5 миллионов гривен. Вот и всё. Фанфары о победе над ковидом, разгруженные для статистики больницы, освобожденный от нагрузки фонд оплаты врачам и маленький приятный бонус: десять лямов в чей-то непритязательный карман.

А мы будем продолжать выезжать на волонтерах или умирать — кому как повезет, потому что купить концентраторов кому-то показалось несоизмеримо выгоднее, чем оборудовать больницу кислородной бочкой.

Бесхитростный расчет людей, проебавших очередную волну ковида и готовящихся проебать следующую.
Концентраторы по тридцать семь.
Десять миллионов вершка на одной закупке.
Как вы там, харьковчане? Еще не кашляете?

Теги: 
блог
кислородный концентратор
ковид
коронавирус
костенко
NewsRoom newsletter
Категория: 
УкраинаХарьков