• Николай Алфераки

Харьковская старина: светский лев Николай Алфераки

Facebook Facebook Facebook

Сегодня вы узнаете, как жил владелец харьковского театра, отчего распустил труппу в 1848 году прямо посреди сезона и, что заставило его переселиться в Таганрог.

История создания Благовещенского базара

В воспоминаниях харьковского художника Василия Карпова есть упоминание о миллионере и владельце картинной галереи в Харькове Алфераки. На собрание его картин приходили посмотреть, пользуясь случаем во время званных вечеров, на которые он приглашал не только равных себе дворян, но и купцов, поскольку вел торговые дела в Харьковской и Екатеринославской губерниях. Харьковские купцы на картины смотрели, а между собой посмеивались, потешались над Алфераки. Собственно этого уже было достаточно, чтобы заинтересоваться, кто же такой этот Алфераки. Правда, меня всегда интересовал и владелец имения Максимовка Змиевского уезда, под этой же фамилией.

Действительно, в 1830-1840 годы в Харькове проживал Николай Дмитриевич Алфераки, происходящий из древнего греческого рода Алефереос. Дмитрий Алефереос родился в 1743 году в семье правителя города Мистра (Греция), а с 1770 года он поступил на российскую службу с чином капитана греческого пехотного полка, участвовал в Чесменском сражении. Уже в 1773 году Дмитрий Ильич Алфераки (так его записали в российской армии) вышел в отставку в звании секунд-майора. После этого переехал жить в Таганрог, где разбогател, стал помещиком и удачно вел торговые дела в Таганрогском порту. В 1811 году надворному советнику Дмитрию Алфераки был пожалован орден "Святого Владимира" IV степени, а вместе с ним и потомственное дворянство.

Как врач Данилевский покорял небо

Николай Дмитриевич Алфераки родился 18 апреля 1815 года, воспитывался в благородном пансионе при Императорском Московском университете, затем в Императорском Харьковском университете. Здесь же в Харькове он знакомится с дочерью коммерции советника Кузьмы Никитовича Кузина – Любовью (1824- 1906). В 1841 году они обвенчались и в их семье родились пятеро сыновей. В эти же годы коллежский советник Николай Алфераки становится директором харьковского театра. Он не только купил все его акции, но также уплатил долги и внес на улучшение 20 000 рублей собственных денег.

001_0.jpg
Любовь Кузьминична и Николай Дмитриевич Алфераки

Принято считать, что Николай Алфераки получил в приданное за супругой дом в Харькове по улице Сумской, однако сведений о проживании в нем никто предоставить не может. Значительно больше известно о другом доме, в Залопанской части Харькова на углу Благовещенской и Дмитриевской улиц. Усадьба стоимостью в 36 000 рублей серебром строилась по проекту столичного архитектора Андрея Штакеншнейдера и, к сожалению, до наших дней не сохранилась (сегодня на этом месте здание под №19 по Благовещенской улице).

Громобойные источники и родники старого города

На дворовом месте в едином ансамбле были построены каменный двухэтажный дом, такой же флигель с антресолями, двухэтажные службы, оранжерея, разбит регулярный парк. Фасадом на Благовещенскую улицу был построен каменный дом. На подвальном этаже длиной 28 м и шириной 17 м с пневматическими печами для отопления он имел 18 комнат, 13 из которых находились в бельэтаже, на который вела лестница из белого мрамора с балясинами орехового дерева. Полы коридоров и зала, ступени парадного крыльца также были из белого мрамора. В восьми комнатах был постелен дубовый паркет работы лучших столичных мастеров. Двери, изготовленные из береста и украшенные политурой, имели просветы из богемского стекла. Это же стекло было использовано в 22 парах оконных переплетов первого этажа и 25 парах второго этажа. Подоконники были изготовлены из мраморных досок, а откосы из фальшивого мрамора. Стены снаружи и внутри, а также потолки богато украшены лепниной, а в кабинете владельца лепнина богато покрыта позолотой. Пневматические печи имели чугунные приборы и медные отдушины, покрытые белыми изразцами. Всего же несгораемых предметов в доме было установлено на сумму более 13 000 рублей серебром, а сгораемых на 8000. Крыша дома была покрыта медью.

002_0.jpg

План усадьбы Николая Алфераки на углу Дмитриевской и Благовещенской улиц, 1846 год

Первый каменный двухэтажный флигель был гостевой. Он был украшен скромнее дома. На первом этаже было две комнаты, на втором — пять. А в антресоле еще три. Печи, которые в нем стояли, были украшены писанными изразцами, а в одной комнате стоял очаг с медным котлом. В подвальном этаже этого флигеля располагалась пневматическая печь. Во втором флигеле "Г"-образной формы располагались службы: кухня, каретный сарай, кладовые и конюшня о 12 стойлах. Помимо дома и флигелей на усадьбе стояли каменный сарай, деревянный амбар, под которым был ледник, колодезь дубового сруба, фонтан с насосом длиной и шириной в 3,6 м.

Ограда вокруг усадьбы по улице Дмитриевской была устроена из сосновых досок на дубовых столбах, а со стороны сада огорожена штакетником. Со стороны Благовещенской улицы ограда была каменная. Здесь же стояли и каменные ворота с двумя калитками и аркой, оштукатуренные и побеленные.

Как харьковчане первый пожарный автомобиль покупали

В усадебном доме была размещена богатая библиотека, которая регулярно пополнялась свежеизданными журналами и книгами в России и Европе. В зале стоял прекрасный рояль. Картины украшали стены нескольких комнат усадебного дома. В большей степени это были лучшие образцы итальянских мастеров эпохи Возрождения и французских мастеров 1830-х. Николай Алфераки был не только знатоком живописи, но и сам в детские и юношеские годы рисовал, к чему его приучал отец. После смерти тестя – купца Кузина — к Алфераки перешла и его картинная галерея, в которой было несколько замечательных полотен русских художников.

Оранжерея с тропическими растениями и огромной коллекцией цветов, которыми круглый год украшали обеденную залу, была предметом зависти харьковцев. Но цветы Алфераки не продавали и даже не дарили, садовник англичанин по происхождению был неподкупен.

003_0.jpg
Здание харьковского театра, 1840-е

Харьковский период жизни семьи Алфераки делится на две части. Поначалу он пришелся по вкусу всему обществу, его вечера и балы, обеды были великолепны. Часто в доме Алфераки гостили знатные особы, художники, музыканты, поэты и писатели, тогда здесь собирался и весь цвет Харькова. Выезды в свет на лучших в городе лошадях, украшенные живыми цветами наряды Любови Кузминичны на службу в Дмитриевскую церковь – все это вызывало разного рода восхищение в городе. Но постепенно Алфераки утратили свои восторженные отзывы. Николай Дмитриевич в долг не давал, коней со своего завода не продавал, заказы на товары через его магазины в Таганроге лично не принимал. Наконец возник конфликт по театру.

Как у гимназиста Зеленского украли шинель

Пребывая в Харькове и управляя театром, Алфераки, несмотря на свое богатство, все же устал от бесконечных трат на его нужды. В итоге, вопреки воле харьковского общества, он распустил труппу в 1848 году посреди сезона, ссылаясь на перерасход средств на ее содержание. Высокие ставки актеров и непомерное число бенефисов не мог выдержать даже он. Конфликт с обществом ему не был приятен и он решил оставить должность директора театра и службу в Харькове. Вместе с семьей он переезжает в Таганрог. И с того времени в Харькове он бывает только проездом, проживая в Таганроге и Петербурге.

004.jpg
Страница из родословной книги Харьковской губернии о роде Алфераки

Дом в Таганроге, также построенный по проекту Андрея Штакеншнейдера, сохранился до наших дней. В его петербургском доме на Английской набережной собирались художники, поэты, музыканты. Сам Николай Дмитриевич был талантливым скрипачом, писал повести и рассказы. Он умер 23 ноября 1860 года в чине действительного статского советника, будучи чиновником особых поручений при главном попечителе Императорского человеколюбивого общества и почетным членом Главного совета детских приютов, секретарем Академии художеств. Его супруга Любовь Кузминична умерла 2 ноября 1906 года и похоронена на кладбище Новодевичьего монастыря.

Как на карте Харькова появлялась речка Нетечь

Усадьбу в Харькове Любовь Алфераки продала после смерти супруга харьковскому купцу Алексею Дмитриевичу Чепелкину. В усадебном доме до того времени сохранялась еще значительная коллекция живописи, не перевезенная в Таганрог и Петербург. От Чепелкина коллекция была продана по частям купцу Гладкову и дворянину Филонову. До начала Второй мировой войны лучшие образцы живописи из нее еще хранились в Харькове.