• 46-летнему Сергею Маслюку удалили хондросаркому размером с голову взрослого человека. Фото: КНП "ОЦО"

Харьковский онкоцентр: помочь нельзя препятствовать

Facebook Facebook Facebook
В учреждении проводят уникальные операции, но сетуют на саботаж со стороны чиновников

В Харьковском областном центре онкологии решили начать все с нуля после того, как в прошлом году здесь разгорелся скандал. Активисты выяснили: в медучреждении, где лечат рак, коррупция пустила такие метастазы, что без радикального вмешательства не обойтись.

Главврача областного онкоцентра Юрия Винника, которого уличили в многочисленных злоупотреблениях, уволили, а медучреждение с 1 января преобразовали в коммунальное некоммерческое предприятие и заключили с новым руководителем контракт на 5 лет. Генеральным директором стал 38-летний Денис Скорый – доктор медицинских наук, врач-онкохирург.

Дороги нет, в корпусах – разруха

vhod_0.jpg

Фото: Надежда Шостак

Чтобы добраться до онкоцентра, который находится в Померках, нужно или прогуляться через лес минут 15, или брать такси. Сейчас здесь зелено, птицы поют, но вместо дороги, которую не ремонтировали много лет, – осталось направление с колдобинами. После дождя или снежной зимой впечатления от прогулки, наверное, будут менее радужными. Вот из-за деревьев проглядывают несколько корпусов – старые, серые здания, рядом с которыми установлены скамейки.

Когда заходишь в лечебный корпус, очарование от красоты природы резко исчезает. Внутри – мрачно. Старенький, чуть ли не дореволюционный лифт, чтобы поднимать лежачих больных, обшарпанные коридоры, у стен которых стоят каталки, ходунки и кресла на колесиках, пол – со щербатой плиткой… На потолке второго этажа то тут, то там видны подтеки из-за прохудившейся крыши. Иллюзию уюта создают разве что картины, плакаты советских времен, два стареньких холодильника и цветы в горшках.

lift.jpg

Фото: Надежда Шостак

Заглядываю в одну из палат – обстановка еще более удручающая. Облупившиеся стены, когда-то выкрашенные в зеленый цвет, изъеденный плесенью потолок, огромное окно без штор, на подоконнике которого хранится еда пациентов. В небольшой комнатушке с высокими потолками – четыре стареньких кровати и что-то наподобие шкафчика с занавеской из тюли. Обитателям палаты – не до посетителей с улицы. В борьбе за жизнь у них свой четкий распорядок: капельницы, уколы, таблетки, химиотерапии…

"Врачи, сестрички – хорошие, а условия сами видите, какие, – вздыхает пациентка Татьяна и добавляет: – Вы обязательно в туалет зайдите – посмотрите. А еще в комнату, где душ, хорошо было бы зеркало повесить, хотя бы маленькое, а то даже не знаем, как выглядим".

palata.jpg

Фото: Надежда Шостак

На этаже относительно новенькие разве что двери в реанимацию и комната для личной гигиены, где помимо унитаза находится поддон с душем и установлен бойлер.

Удалили опухоль размером с голову

46-летнему Сергею Маслюку, которому месяц назад удалили хондросаркому размером с голову взрослого человека, не до общения с журналистами. По словам врачей, мужчина тяжело переносит послеоперационный период – сейчас идет серьезная борьба за его жизнь.

"Это была уникальная для Украины операция, так как опухоль проросла не только в грудину, но и в места прикрепления ребер, перикард – оболочку, в которой находится сердце", – поясняет директор Харьковского областного центра онкологии Денис Скорый.

Опухоль начала расти у Сергея Маслюка лет 7 назад, но к врачам онкоцентра он обратился только в 2015-м. Пациент прошел два курса лучевой терапии, и опухоль вроде перестала расти, но через время этот нарост снова стал беспокоить – начались боли, выделения. Но тогда здесь не делали подобных операций.

vrach-2.jpg

Заведующий отделением грудной онкологии Олег Кобзев. Фото: КНП "ОЦО"

"Ребра скрепили, использовав титановую конструкцию, а сверху ее покрыли специальной сеткой из синтетического материала, которая зарастет хрящевой тканью. Чтобы закрыть дефект, пришлось переместить кожу и часть мышцы со спины – операция длилась 6 часов", – отмечает заведующий отделением грудной онкологии Олег Кобзев, который не так давно переехал в наш город из Киева.

По его словам, подобные операции стали реальностью благодаря команде, которую удалось собрать в харьковском онкоцентре. Денис Скорый смог переманить сюда работать лучших специалистов в Украине – двух сотрудников из Национального института рака, а также коллег из Винницы, Днепра и бывшего Донецкого центра. Всего около 10 человек.

Первым делом в областном центре онкологии за внебюджетные деньги отремонтировали две операционных, закупили инструментарий и договорились об установке самого необходимого современного оборудования, без которого невозможно было бы проводить сложные хирургические вмешательства. Какую-то технику, благодаря личным договоренностям врачей, онкоцентру передали на ответственное хранение. Еще часть оборудования фирмы установили, как говорится, на апробацию с надеждой на то, что со временем учреждение сможет его выкупить.

onkocentr2_1.jpg

За четыре месяца онкохирурги провели в Харькове более 10 уникальных операций. Фото: КНП "ОЦО"

"Сейчас у нас проводятся высокотехнологичные операции, которые выполняются в единичных центрах мира. Для них нужны оборудование, хорошее анестезиологическое обеспечение и команда специалистов, а также медикаментозная поддержка, которая сегодня полностью ложится на плечи наших пациентов", – с горечью вздыхает Скорый.

По словам главы онкоцентра, медпрепаратами за счет государства учреждение обеспечено всего на 3–3,5%.

Хирурги творят чудеса, но в палатах капает на голову

Врачи онкоцентра отмечают: всего за четыре месяца они провели в Харькове более 10 уникальных операций. К примеру, именно в нашем городе впервые в Украине лапароскопически прооперировали пациента, у которого поражение печени составляло около 80%.

"Просто удалить пораженную часть технически можно, но человек вряд ли выживет. А не так давно была разработана операция, которая состоит из двух этапов. В мире сделано около 500 подобных операций открытым способом, а лапароскопически – всего несколько десятков", – подчеркивают онкохирурги.

korridor2.jpg

Фото: Надежда Шостак

Вначале больная часть печени отделяется от здоровой, и получаются два автономных участка. После этого кровоток перенаправляется в здоровую часть таким образом, чтобы больная не погибла, а здоровая получала очень большой приток крови и росла. Это приводит к тому, что в течение 8–14 дней здоровая часть печени вырастает до необходимых размеров и после этого можно удалять больной участок.

"Впервые на востоке Украины выполнили операцию при онкологии головки поджелудочной железы, где раковые клетки врастали в артериальные сосуды. В мире таких хирургических вмешательств проведено не более ста, а в Украине – единичные случаи. На востоке подобных операций до нас не проводили", – продолжает знакомство с онкоцентром Денис Скорый.

Харьковчанин Павел Проценко вспоминает: в середине марта у него пожелтела кожа, и он решил обратиться к семейному доктору. Врачи подозревали у пациента гепатит, поэтому отправили его сначала в инфекционную больницу. Диагноз не подтвердился. Тогда 46-летнего Павла перевели в другое медучреждение, дообследовали и направили в онкоцентр. Три недели назад пациента прооперировали.

pacient.jpg

Павел Проценко вместе со своим лечащим врачом. Фото: Надежда Шостак

"Вот видите, уже бегаю… Я считаю, что мне повезло, и у меня эту опухоль на поджелудочной выявили на ранней стадии. Хотя ничего не предвещало беды – я вел нормальный образ жизни, – улыбается Павел Проценко и добавляет: – Здесь замечательные врачи, но ужасные условия. В палате лежал Петр, так он рассказывал, что ему на голову капало после операции. Сами видите, какой здесь ремонт, но при этом хирурги творят чудеса".

Работе мешает острая финансовая недостаточность

Гендиректор КНП "Областной центр онкологии" Денис Скорый уверяет: когда он подписывал контракт, то чиновники говорили, что на базе проблемного медучреждения хотят провести серьезные реформы и со временем создать онкоцентр будущего. Озвученный кандидатом на должность план действий поддержали.

"В прошлом году решением сессии облсовета было создано коммунальное неприбыльное предприятие. На самом деле наши депутаты фактически за год предвосхитили те тенденции, которые сегодня наблюдаем в медицине и о которых говорят в Министерстве здравоохранения. В 2016-м у нас, можно сказать, стартовал пилотный проект. Новое предприятие начало работать с января 2017 года, но с тех пор ничего не изменилось. За бюджетные средства мы не приобрели ни одну единицу медоборудования, не сделали ни одного ремонта, не получили в полном объеме финансовую поддержку для закупки наркотических препаратов и препаратов для наркоза", – сокрушается Денис Игоревич.

korridor7.jpg

Фото: Надежда Шостак

По его словам, вместо обещанной помощи больнице стали вставлять палки в колеса и даже саботировать развитие учреждения. К примеру, в облздраве не предупредили, что не хватает документов для участия в проекте от Европейского банка развития. В итоге Харьковский центр онкологии вычеркнули из списка тех, кто может претендовать на существенную финансовую поддержку международной организации. А когда чиновники облздрава добились финансирования на ремонт крыши, то за руководство больницы решили: какой именно участок попадает под реконструкцию.

Тем не менее, за эти четыре месяца работы в областном онкоцентре пролечили более 6 тысячи пациентов, а около 20 тысяч человек прошли через поликлиническое отделение. Также с начала года онкохирурги выполнили более 1000 оперативных вмешательств, в том числе и такие, которые были выполнены впервые в Украине или проводятся в нашей стране в единичных центрах.

"С одной стороны, сегодня у нас огромный приток людей из других областей, а с другой – есть незначительный отток пациентов из Харькова и Харьковской области. Прежде всего, связываем это с шумихой, которая была создана вокруг нашего онкоцентра, ну и, конечно же, материально-технической базой", – поясняет глава центра онкологии.

С января финансирование осуществляется только для поддержания минимальной хозяйственной деятельности – это зарплаты и коммунальные услуги, отмечает Скорый.

18788768_1310213225699091_1176825544_n_0.jpg

Фото: Павел Пахоменко

"За этот период нам удалось провести не только уникальные операции, но и реструктуризацию учреждения, открыть новые отделения, мы также информатизировали административный сегмент – вся документация теперь ведется в электронном виде", – перечисляет руководитель.

Чтобы двигаться дальше, онкоцентру необходимо финансирование. Если говорить просто о поддержании жизнедеятельности учреждения – это одна сумма, а если о создании современного онкоцентра – совершенно другая. По прикидкам специалистов, на реконструкцию или строительство нового корпуса и закупку самого необходимого оборудования нужны порядка 200 млн грн.

"Сегодня доехать к нам пациентам практически невозможно из-за плохой дороги, состояние зданий и помещений не изменилось, как и материально-техническая база. Боле того, в штатное расписание чиновники пытались пропихнуть свои кандидатуры. Вы считаете, что это не давление? Я в это учреждение не рвался и не настаивал на своей кандидатуре. Работать по каким-то схемам 90-х годов – откатов, давления, делегирования интересов кого-то и назначения здесь – это не со мной. У меня другие задачи", – горячится Скорый.

onkocentr.jpg

Денис Скорый смог переманить лучших специалистов в Украине – всего 10 человек. Фото: КНП "ОЦО"

Врач отмечает: помимо проблем с финансированием и саботажем со стороны чиновников, в последнее время их изводят проверками от облздрава. Так, только в апреле они пять раз встречали ревизоров, которых, прежде всего, интересовала правильность оформления документации.

"Проверяют два направления. Первое – арендные взаимоотношения, при том, что все договоры подписываются непосредственно с облсоветом. Второе – медицинская документация и качество оказания услуг. Хотя все статистические данные мы каждый месяц предоставляем в облздрав, – недоумевает врач. – Чтобы обеспечить работу комиссии нужно, чтобы все руководители структурных подразделений не участвовали в лечебном процессе, а у нас из пяти рабочих дней в неделе – пять операционных. То есть проверки выбивают из нормального ритма работы. Это один момент. А второй – это психологическое давление".

Скорый уверен: попечительский совет, который сейчас формируется при медучреждении, позволит сделать работу более прозрачной. По его мнению, этот орган мог бы влиять на процессы, которые происходят в онкоцентре и коллективе, и доносить их до собственника и жителей города.

Официально: "Никакой пилот в онкоцентре не запускали"

siroshtan.jpg

Фото: kharkivoda.gov.ua

Все обвинения в свой адрес глава Департамента здравоохранения облгосадминистрации Галина Сироштан опровергает. Более того, чиновница считает, что ахиллесова пята нового руководителя центра онкологии – менеджмент.

"Никакой пилот в онкоцентре мы не запускали, было создано коммунальное неприбыльное предприятие", – заявила и. о. директора Департамента здравоохранения ХОГА Галина Сироштан.

По ее словам, именно чиновники облздрава помогли отыскать для центра онкологии 5 млн грн, чтобы своевременно выплатить зарплату тем сотрудникам, которые были уволены и перешли работать в новое учреждение по переводу. Еще одна заслуга, уверяет Сироштан, заключается в том, что благодаря ее письмам во все инстанции медучреждение зимой не отключили от отопления, света и воды, хотя такая угроза и существовала.

"Не онкоцентр занимался решением этих проблем, а я. Я нашла деньги на ремонт кровли. В управлении капитального строительства были выделены 1,5 млн грн и скоро должны начаться работы по ремонту протекающей крыши. Вы знаете, что на охрану здоровья идет не более 30% финансирования? 65 млн 330 тысяч гривен – это то, что область смогла выделить нам на обеспечение всех учреждений охраны здоровья", – эмоционально уверяет Галина Николаевна.

Чиновница также отмечает: у онкоцентра был шанс попасть в программу по реконструкции медучреждений, которую финансирует Европейский инвестиционный банк, и получить в 2018 году 66,9 млн грн, но управление так и не получило от медучреждения необходимую документацию. В итоге Минрегионстрой вычеркнул онкоцентр из списка 33 учреждений страны.

"У меня не было и нет конфликтов с главврачами областных учреждений. Почему в данном случае возникла проблема в посещении онкоцентра, чтобы провести анализ работы за первый квартал, я не знаю. Какая проблема предоставить медицинскую документацию?" – считает глава Департамента.

Сироштан подчеркнула, что за последние четыре месяца немало пациентов решили обратиться в ХОГА за материальной помощью, чтобы поехать лечиться в медучреждения других городов – Краматорск, Артемовск, Полтаву, Кропивницкий...

"Говорят о том, что проводятся уникальные операции, но при этом почему-то уменьшаются в среднем сроки пребывания пациентов в учреждении, а еще мы вынуждены выделять деньги для лечения пациентов в других областях. Я возьму трех специалистов, и мы проанализируем 1000 историй болезней, а потом приду и извинюсь, но нагнетать ситуацию не нужно", – говорит чиновница.

Мнения

skorobagach.jpg

Владимир Скоробагач, заместитель председателя Харьковского областного совета:

"Облсовет и наша профильная комиссия были инициаторами перевода онкоцентра из формы собственности коммунального учреждения в коммунальное предприятие. Этот переход дает возможность расширить возможности центра. Например, самостоятельно зарабатывать, вести самостоятельную хозяйственную деятельность.

Я всегда выступал и выступаю за молодых и талантливых специалистов, которые вносят свой вклад в медицину, а главное – спасают пациентов, ведь это их основное призвание. Но не всегда хороший хирург может быть хорошим руководителем, хозяйственником. Поэтому если управление здравоохранения имеет какие-то претензии к руководителю онкоцентра, значит, на то есть определенные причины. Ведь онкоцентр – это 800 человек коллектива, несколько корпусов и тысячи пациентов ежегодно. Этим всем необходимо эффективно управлять.

Что касается наших планов относительно центра, то мы хотим поставить туда новое оборудование, отремонтировать палаты, рассчитываем построить новое здание, которое будет соединять два блока. Это конечно, долгосрочные планы. В свою очередь мы ждем от новой молодой команды, чтобы она себя проявила, и речь идет не только о медицине, но и важных управленческих решениях.

Сейчас у онкоцентра есть возможность привлекать инвестиции, вести государственно-частное партнерство и любое международное сотрудничество, которое обеспечит приток средств в учреждение. Это тоже является задачами нового руководства и хочется, чтобы онкоцентр имел возможность все это реализовать. Поэтому подводить итоги работы этой команды, мы можем только спустя какое-то время работы. Хочется пожелать коллективу онкоцентра больше работать и показывать результаты, и меньше заниматься выяснением отношений с чиновниками".

milyutina.jpg

Виктория Милютина, депутат облсовета и член Харьковской экспертной группа поддержки медреформы:

"Это практически первое в Украине новорожденное предприятие, созданное на базе одного из старейших учреждений региона. Но судить о том, чего достигла и может достигнуть новая команда, которая уже сейчас активно действует, еще рано. За 4 месяца там и так проделана огромная работа. Помимо того, что удалось привлечь хороших специалистов, которые проводят уникальные операции, там создана грамотная организационная структура современного предприятия. Кроме того, у новой команды есть хороший план по развитию онкоцентра.

Депутаты облсовета запланировали выделить для областного центра онкологии средства, в том числе и в рамках программы "Здоровье Слобожанщины", но этих денег явно будет не достаточно для предоставления качественных услуг и развития предприятия. При этом собственник онкоцентра не изменился – это мы с вами, громада, в лице облсовета. А это значит, что медучреждение может зарабатывать деньги, используя немногочисленные ресурсы, которыми располагает, а также участвовать в грантах, проводить клинические испытания препаратов. Кроме того, они стали более привлекательны для инвесторов.

Для инвесторов и грантодателей один и из самых важных вопросов – кто отвечает за деньги. Руководство центра онкологии для этих целей может открыть в банке самостоятельный счет и вести деятельность. На мой взгляд, потеря сферы влияния со стороны чиновников, в том числе и над финансовыми потоками, и является одной из главных причин конфликта с облздравом.

222.jpg

Татьяна Леман, исполнительный директор ОО "Центр "Равное право на жизнь":

"Как руководитель общественных организаций, почти 10 лет занимающихся вопросами онкологии в Украине, в начале мая я присутствовала на собрании в Харьковском областном центре онкологии. В мероприятии также участвовали врачи, депутаты, общественность. У всех присутствующих – разные задачи, но цель одна – развитие онкоцентра. Был поднят вопрос о создании попечительского совета в коммунальном учреждении, состоящем из семи человек, из которых двое – представители общественных организаций.

Кроме того, Денис Игоревич пригласил на трибуну представителя областного совета Харькова, который в 7 (седьмой!) раз за четыре месяца возглавил комиссию по проверке Харьковского онкоцентра. Гендиректор говорил о том, что никакой помощи от областных властей нет, что разруху в палатах невозможно терпеть, что нет элементарного медицинского оборудования. А представитель Харьковского областного совета парировал, что проверки устраивают для того, чтобы обнаружить что-нибудь плохое в онкоцентре, для предотвращения этого "плохого" в других коммунальных учреждениях Харькова. Самое интересное, что никого из управления охраны здоровья ХОГА не было!

Безусловно, период перемен – сложный и не быстрый. Но, согласитесь, это никаким образом не должно касаться пациентов. Нам нужно, чтобы условия пребывания в медицинском учреждении были комфортными, чтобы врачи нам, как минимум, не хамили, и до нас доходили препараты, деньги на которые выделяет государство и регион. У меня зародилась надежда, что у руководства онкоцентра очень большое желание сделать то, что нам – пациентам – нужно. Если бы, к этому желанию подключились областные власти, то, возможно, мы могли бы наблюдать его исполнение. Надежда только на молодых и амбициозных представителей общественности, власти и руководства".