"Пенсионерку на химиотерапию нужно нести на руках": почему Харькову необходим новый онкоцентр

Facebook Facebook Facebook

Тема харьковского онкоцентра на слуху уже четвертый год. За это время сменился президент, созыв Верховной Рады и трое глав ХОГА. Однако строительство нового медицинского учреждения так и не продвинулось дальше нескольких котлованов с плитами фундамента. О том, почему так произошло, и с какими проблемами сталкиваются пациенты в старом онкоцентре, мы поговорили с его директором - Денисом Скорым.

Тендер на строительство нового онкоцентра: аудиторы нашли нарушения

По словам врача, сейчас областной центр онкологии находится в пяти зданиях, не приспособленных для оказания медицинских услуг. Помещения изначально строились для других целей, причем некоторые из них были возведены еще до Второй мировой войны - в 1936 году. Поэтому и медики, и пациенты вынуждены находится в условиях, которые варьируются от приемлемых до жутких.

"Когда мы перешли сюда, было настолько все печально и страшно, что в комнатах "цвел" потолок. Во время большого дождя или снегопада вода просто капала с потолка", - рассказывает медик.

photo_2021-01-19_11-28-12.jpg

Ситуация в корпусе весной 2017 года. Фото: Денис Скорый

Медик отмечает: долгое время власти не уделяли должного внимания онкологическим пациентам. В лучшем случае, система помощи держалась на плаву, а в худшем - становилась еще хуже. При этом не только не внедрялись новые технологии, но и здания банально не видели ремонта. Лишь за последние четыре года ситуация сдвинулась с мертвой точки. В частности, запустили новые операционные блоки, а также отремонтировали два отделения онкохирургии.

photo_2021-01-14_15-22-27.jpg

Фото: Newsroom

"Создали новую реанимацию, блок интенсивной терапии в терапевтическом комплексе. Здание примерно в 700-800 метрах отсюда (разговор идет в хирургическом комплексе - прим.ред). Если пациенту неожиданно становится плохо, то он в тяжелом состоянии не сможет пересечь это расстояние. Это нужно вызывать скорую. Наш транспорт, который есть, для этого не приспособлен. Поэтому было важно восстановить блок интенсивной терапии и обеспечить остальные условия для лечения людей", - утверждает Денис Скорый.

photo_2021-01-19_11-28-23.jpg

Фото: Денис Скорый

Уже сейчас в центре применяют европейские стандарты лечения. Впрочем, медик не желает останавливаться на достигнутом. Он мечтает о современном центре, способном конкурировать с частными клиниками, и жалуется на невозможность выстроить сервис в нынешних условиях.

"Сюда не придет, скажем так, власть имущий. Потому что ему нужна красивая медсестра, которая будет заглядывать 24 раза в день, хорошая палата, прекрасный вид из окна, еда соответствующего уровня. Но это технология, ее можно воплотить в жизнь. При этом у нас есть команда, которой нигде нет в государственном секторе", - рассказывает Денис Скорый.

photo_2021-01-19_11-28-28.jpg

Фото: Денис Скорый

Но пока необходимо решить накопившиеся проблемы. Например, колоссальные логистические трудности - пациентам и докторам нужно перемещаться между пятью корпусами. Есть и другие жалобы - например, часть зданий не видела капитального ремонта десятилетиями, а коммуникации в них оставляют желать лучшего.

photo_2021-01-14_14-54-07.jpg

Отделение лучевой терапии. Фото: Newsroom

По словам директора онкоцентра, по приоритетности проблемы можно расставить в следующем порядке:

1) Подъездные пути. Дорога от Белгородского шоссе до медучреждения не числится ни на городском, ни на областном балансе. Так как за нее никто не отвечает, то она фактически превратилась в "направление" с многочисленными ухабами. Кроме онкоцентра, от этой проблемы страдают лабцентр (где обрабатывают большинство тестов на COVID-19 - прим.ред), городская больница №28 и клиника Института проблем эндокринной патологии.

photo_2021-01-14_17-18-50.jpg

Дорога к онкоцентру от Белгородского шоссе. Фото: Newsroom

2) Отсутствие лифта. В пятиэтажном корпусе онкоцентра ежегодно проходят лечение до десяти тысяч человек. В здании, с виду напоминающем обычное общежитие, нет лифта, а каталка не может развернуться на лестнице. К примеру, отделение дневного стационара находится на пятом этаже, а пациенты с гематологическими проблемами (заболевания крови) - находятся на третьем.

"Бабушке, которой нужно провести химиотерапию, у которой проблема с суставами, необходимо подняться на второй этаж. Ее на руках нужно нести. Носилки на лестнице не разворачиваются, это обычная хрущевка", - говорит медик.

Решить проблему может пристройка внешнего подъемника. Стоимость такого лифта - около двух миллионов гривен.

photo_2021-01-14_15-11-59.jpg

Лечебный корпус онкоцентра находится в обычной пятиэтажке. Фото: Newsroom

3) Линейный ускоритель для лучевой терапии. Денис Скорый сравнивает его со снайперской винтовкой, в то время как нынешнее оборудование - с заряженным дробью охотничьим ружьем. Благодаря этому прибору медики смогут точнее работать с опухолями, а пациентам не будут грозить побочные эффекты большого облучения. Цена вопроса - около миллиона долларов, купить ускоритель можно в странах ЕС или США.

photo_2021-01-14_17-18-52_2.jpg

Отделение лучевой терапии находится в старом здании. Фото: Newsroom

4) Отсутствие рецепции. Хирургический корпус онкоцентра расположен в здании, которое не предназначалось для размещения больницы. Поэтому в нем нет места, где пациенты могли бы снять верхнюю одежду и надеть бахилы - роль холла выполняют две лавочки на первом этаже. Нет и стойки регистрации, где харьковчане могли бы получить необходимую информацию или справку.

photo_2021-01-19_11-28-19.jpg

Фото: Денис Скорый

Именно для того, чтобы раз и навсегда решить эти проблемы, Юлия Светличная, будучи главой ХОГА, инициировала строительство нового онкоцентра. Подготовка стартовала еще в 2018 году. Первые 12 месяцев ушли на проектирование и отвод земельного участка, который принадлежал городу.

"В 2019 году начались полноценные строительные работы. Тогда в течение года сделали все, что планировали. В 2020 году девять месяцев мы прожили вообще без каких-либо "движений". Лишь в конце опять начались строительные работы и залили плиту под вторую очередь. Хочу напомнить - мы не сторона процесса, заказчиком является Департамент капитального строительства ХОГА. Мы, по большому счету, можем лишь созерцать процесс", - говорит Денис Скорый.

photo_2021-01-14_17-18-59.jpg

Фото: Newsroom

В декабре прошлого года в Харьковскую область приезжал министр развития общин и территорий Украины Алексей Чернышов. Он вместе с новой главой ХОГА Айной Тимчук открыл спорткомплекс в Дергачах, а также посетил стройплощадку нового онкоцентра. Чиновник заверил, что объект является приоритетным и в 2021 году будет включен в программу "Большого строительства".

thumb-newsdocument-900x600-d925.jpg

Фото: kharkivoda.gov.ua

После этого обладминистрация провела торги, победителем которых стала львовская компания "Ромб +". Уставной фонд фирмы составляет всего три тысячи гривен, а общая стоимость тендера - 738 миллионов в национальной валюте. Благодаря лучшей предложенной цене предприятие сумело обойти "Жилстрой-1" и "Стальконструкцию". Еще одним потенциальным участником торгов была компания из Польши MIRBUD S.A. Иностранцы просили предоставить им проект, чтобы оценить стоимость работ - но получили отказ.

photo_2021-01-14_17-18-57.jpg

Фото: Newsroom

Сейчас на заснеженной площадке есть котлованы, фундаментные плиты и одинокий строительный кран. Территорию пока охраняют сотрудники "Жилстроя-1", но уже в скором времени они передадут объект новым победителям.

photo_2021-01-14_14-42-04_3.jpg

Фото: Newsroom

При оптимистичном развитии событий - онкоцентр должен появиться за три года. Затем хрущевку, в которой сейчас располагается лечебный корпус, переоборудуют в хостел для пациентов из других регионов. При пессимистичном - комплекс станет очередным долгостроем, а тем временем онкоцентр потеряет свою команду. Ведь в Чехии или Польше нашим медикам со старта предлагают зарплату от 2000 евро (68 тысяч в гривневом эквиваленте).

Какой из этих сценариев будет воплощен в жизнь, зависит от множества факторов - от финансирования из госбюджета, от подрядчика, от контроля со стороны областной власти. Но что пессимистичный вариант будет значить для онкобольных людей - представить несложно.

photo_2021-01-19_11-28-08.jpg

Фото: Денис Скорый